Виталий Каплан (vitaly_kaplan) wrote,
Виталий Каплан
vitaly_kaplan

Categories:

«Наши» против «ихних», или греческий фейк не по-детски

Недавно попала мне в руки толстенная книга. Никос Зервас, «Дети против волшебников». Издательство «Лубянская площадь». Так сказать, «наш ответ Гарри Поттеру».


Первое, что обращает на себя внимание – как роскошно издано. Обложка, правда, мягкая, зато цветные иллюстрации высокого качества, зато прекрасная бумага, зато тираж 50.000 экз. Не поскупилась «Лубянская площадь». Говорят (сам, правда, не видел), что центр Москвы обвешан рекламой этого, как сказано в аннотации, «лучшего подросткового боевика последнего десятилетия». Короче, серьёзный проект…
Что же под мягкой обложкой? Аннотацию на последней странице стоит привести целиком:


«Вам нравится, когда волшебной палкой тычут в лицо?

Ещё гаже, когда самовлюблённый очкарик со шрамом на лбу влезает в твои мозги.

Секрет необычайной популярности книг Зерваса в Европе прост: их читают тысячи тех, кто давно мечтал разбить юному Кащею очки.

Потому что не гордые волшебники, не сушеные обезьяньи головы и не протухшие заклинания спасут мир».


Это впечатляет – в основном, накалом эмоций. И действительно, накал в книге нешуточный. Главное чувство, которое, судя по тексту, переполняет автора – ненависть. Формально вроде бы к злым силам, а на деле – ко всем «ненашим».
Но об этом чуть позже, сперва – сюжет. Знаю, его не полагается рассказывать в рецензиях, дабы «не обломать читателю кайф». Хотя если тут и возможен какой-то кайф, то весьма сомнительный. Да я и не рецензию пишу.

Итак, существует этакая Всемирная лига колдунов. Она стремится к мировому господству и почти добилась успеха. Лишь одна кость в горле – Россия. Невосприимчивы русские люди к воздействию колдовства, потому что уже более тысячи лет у них имеется загадочная «русская защита». Но волшебники работают над проблемой. И вот создана в Шотландии, в старинном замке, Академия Мерлина, где подростков со всего мира учат магии, а также ищут ключик к загадочной русской душе. Весьма успешно ищут – пятеро российских детдомовцев, отправленных учиться в (пишем «Мерлин», подразумеваем «Хогвартс») колдовству, отказываются возвращаться на Родину, публично поливая оную грязью.

Расследует это, конечно, ФСБ, засылая в Шотландию своих агентов. Но со взрослыми чекистами не срослось – и убеленному сединами генералу Савенкову пришла гениальная мысль: заслать туда подростков. Пусть, мол, прикинутся учащимися и разберутся, что там стряслось с нашими ребятишками, силой их удерживают или как. Подходящие подростки нашлись в Суворовском училище, Ваня Царицын по прозвищу Иван Царевич и Петя Тихогромов. «Крышу» им обеспечивает бравый подполковник ВДВ Телегин.

С немалыми приключениями подростки попадают в академию Мерлина. Кстати, «зайцем», в рюкзаке одного из суворовцев туда же проникает и десятилетняя внучка начальника Суворовского училища, Наденька Еропкина, возмечтавшая обучиться магии и стать доброй волшебницей. Ну не заметил суворовец Петя лишнего груза… в сказках и не то бывает. Ладно…

На месте оказывается, что весь этот Хог… прошу прощения, Мерлин – рассадник всяческих пороков, детей здесь целенаправленно растлевают духовно и телесно, словом, готовят из них настоящих колдунов. Сатана там правит бал, злые духи злобствуют, не поддающихся магии детей приносят в жертву… Страшно, аж жуть.
Но «наши» героически борются, преодолевают ужасные духовные искушения, то и дело оказываются на волосок от гибели, но всякий раз Господь их чудесным образом выручает. В итоге все «церковные дети» спасены, обитель зла развалилась до основанья, а магов-профессоров подполковник Телегин покрошил из автомата.
Должен сказать, чисто в литературном плане это не столь ужасно, как могло показаться. Не фонтан, но и не чистой воды графомания. Детям «от 12 лет», коим и адресована книга, может понравиться. Сюжет острый, динамичный, напряжение к финалу нарастает, а предсказать ходы заранее может только взрослый и квалифицированный читатель. В общем, примерно на том же уровне, что и отправная точка, книги Роулинг, с коими автор (или авторы?) «Детей против волшебников» вступил в литературную схватку.

Ну а что же тут плохого? Ладно бы в таком тоне писал о книге атеист-либерал, причём по совместительству – поклонник Гарри Поттера. Но я – православный христианин, я не фанатею от книг про очкастого Гарри, я отношусь к магии ничуть не лучше, чем автор обсуждаемой книги. И, тем не менее, считаю, что «Дети против волшебников» – вещь вредная, в том числе и с точки зрения Православия. Это – подстава, провокация, подделка… выберите слово по вкусу.

Потому что православная традиция, как может решить неопытный читатель, здесь накрепко увязана с ксенофобией, с беспринципностью, грубостью, пошлостью и постоянным подвиранием. Автор намеренно создаёт ощущение, что плохи все – кроме православных русских и греков. Отвратительны дети самых разных национальностей, собравшихся в Академии Мерлина. Французы, японцы, американцы, негры – все они поданы так, чтобы вызвать гадливость. Все они жестокие, жадные, похотливые и самовлюблённые. Ни капли любви и жалости к ним не предполагается. Враги, однозначно.
Отдельной красной (или, вернее, коричневой) нитью проходят по всему тексту антисемитские моментики. Не так, чтобы уж прямо «бей жидов, спасай Россию» – но достаточно отчётливо. Я не сторонник того, чтобы о евреях – как о покойниках: или хорошо, или никак. Такие же люди, как и все, вполне могут выступать и отрицательными героями. Но… вспоминается старый анекдот про джигита: «я чистил апельсин, а враг мой поскользнулся на кожуре и наткнулся на кинжал… и так сорок семь раз». В тексте просто россыпь омерзительных евреев – вот преуспевающий юный колдун Лео Рябиновский, конечно, сын олигарха (которого наши мудрые чекисты сразу идентифицировали как Рабиновича), вот предательница Сандра (которая на самом деле Саррочка Цельс), вот точно сошедший со страниц Шекспира Шейлок – то есть анекдотический жадина Кохан Кош, вот противный кудрявый мальчик Ариэль Ришбержье, таки говорящий почему-то языком одесских анекдотов, вот эпизодически упомянутый колдун-гастролёр Мойша Скопидофль… а чтобы юный читатель все намёки понял правильно – главам предшествуют эпиграфы из Пушкина и Гоголя, где в соответствующем контексте упоминаются «жиды». И ведь формально не придраться, действительно, классики писали, действительно, золотой фонд культуры. Хотя всем всё понятно.

А ведь ни в православном вероучении, ни в духовной традиции Церкви не было ксенофобии, не было антисемитизма. Но далёкие от церковной действительности подростки-читатели этого не знают! Ведь не по воскресным же школам предполагалось распределять пресловутые 50.000 экз.! Соответственно, в сознании внедряется связка: «Православие = антисемитизм». Точно так же как и связка «Православие = изоляционистское сознание». На протяжении всего романа то и дело подчёркивается, что весь мир против России, все хотят её уничтожить, все нерусские ненавидят русских. Неудивительно – всюду ведь правят масоны, как говорит главный положительный герой книги, греческий старец, называемый Геронда (по-гречески геронда – это и значит «старец»). «А вот наверху, в кабинетах – там совсем не наши. Одна погань масонская. Ну ничего, придёт час, возьмёт Господь метлу и выметет всю эту нечисть. Скоро, скоро… И даст нам хороших правителей».

Да, такие настроения, такие надежды в церковной среде встречаются. Мечтают люди, что скоро придёт грозный православный царь и всем покажет обещанное ещё Никитой Сергеевичем. В принципе, это их личное дело и это не мешает им быть православными христианами, если только заворожённость подобными мечтами не толкает их на церковные расколы. Христиане могут иметь разные политические взгляды, лишь бы это не мешало им стремиться ко спасению, не мешало любить Бога и людей. Но когда звучат лозунги типа «если ты не монархист, то не можешь быть православным», «если ты не веришь в мировой масонский заговор, то не можешь и в Бога верить», «если ты не хочешь загнать всех врагов Православия в ГУЛАГ – значит, ты предал Церковь» – вот тут становится страшно. Потому что перед нами уже не церковное учение, а известного колера политическая идеология, прикрывающаяся православной атрибутикой.

Именно такая идеология просвечивает чуть ли не на каждой странице «Детей против волшебников». Любви к Православию это в читательских массах вряд ли добавит, а вот озлобления ко всем «нерусским» – вполне. Либо, что не менее вероятно, злобы по отношению к «этим церковникам, стремящимся всех построить в колонну по четыре и послать на лесоповал» (цитата из жизни).

На этом фоне уже как-то менее заметны проколы книги по педагогической части. А именно – приторная назидательность. Автору не терпится как можно быстрее скормить детям порцию разумного-доброго-вечного, привить им правильные взгляды и вкусы. Но в результате получается пресно, скучно и плоско. Детей можно и нужно учить – но нельзя их поучать. Тут просто хочется сказать строкой из песенки: «поучайте лучше ваших паучат». Тем более, книга-то обращена не к пятилетним малышам, а к подросткам, которым присущ возрастной негативизм. Тут очень нелегко найти верную интонацию. Но при чтении мне порой казалось, что об этих сложностях автор и не задумывался. Равно как и вообще о подростковой психологии. Герои, которым по тексту 14 лет, по уровню эмоционального развития тянут хорошо если на десять. И ведь это «лучшие из лучших», суворовцы. Не знаю уж, приходилось ли автору общаться с реальными подростками, но по книге этого не скажешь.

Владислав Крапивин как-то сказал, что внутренний мир ребёнка подобен целой вселенной. Не только ребёнка, добавлю, но вообще любого человека. Здесь же не видно никакой сложности характеров, никакой противоречивости. Положительные герои – ну прямо светятся от своей положительности, а если и попадают на крючок греха, то лишь в силу бесовского влияния – впрочем, тут же и срываются с крючка. Отрицательные герои (юные ученики-маги, равно как и московские одноклассники Наденьки Еропкиной) – напротив, мазаны исключительно чёрной краской. Ходячие плакаты, анекдотические тинейджеры с полутора извилинами. Видимо, детей автор видит сквозь идеологические очки, преобразующие всё многоцветье мира в монохромную картинку.

Не могу умолчать и о том, что вряд ли в детской книжке уместны выражения типа «русская засранка» (клеймо, которое поставил девочке Наденьке злой колдун Лео Рябиновский) или «певица Блядонна» – идеал обучающихся в академии девиц. Но это так, мелочь.

А мы перейдём к главному – к тому, ради чего всё и затевалось: к сеансу разоблачения магии. Совершенно согласен – разоблачать надо. Вопрос, как всегда, упирается в средства. С точки зрения Зерваса, тут главное – как можно более гадко изобразить персонажей романов Роулинг. Мол, дети, фанатеющие от Гарри Поттера, прочитают, какие там все на самом деле козлы – и побросают вредные книжонки в топку.

Действительно, в романе нарисована злобная карикатура на героев «Гарри Поттера». Учащиеся «Хогвартса» – уроды, преподаватели – садисты-маньяки, сам Гарри – гнусная личность, на поверку оказывающаяся, во-первых, клоном Мерлина, а во-вторых – девчонкой. Надо полагать, детишки проникнутся…

Приём дешёвый, однако порой эффективный – если результирующий текст на порядок ярче исходного. Но Зервас по своему писательскому уровню – это даже не Роулинг, и мне кажется, эффект выйдет в точности обратный: обидевшись за своего любимого Поттера, подростки перенесут отвращение к книге и на авторские идеи. В них они не увидят ничего, кроме (цитата из Зерваса) «тухлой генетики алкоголиков, разбойников и мракобесов».

Далее – не случайно в Библии сатана назван «отцом лжи». Причём лжи тонкой, изощрённой, многоуровневой. Этим-то и страшны оккультные соблазны – увлекаясь ими, человек довольно долго не понимает, во что втянулся, ему кажется, что это прекрасно совмещается с тем, что ему близко и дорого, что он считает высшими ценностями. В книге же колдуны прут на студентов Академии Мерлина как бульдозер. Тамошняя учебная программа с первых же дней предполагает отречение от своих родных, от своей Родины и своей веры. С первых же дней детей заставляют врать, красть и развратничать.

Против чего, собственно, борется автор? Против им же самим выдуманного «детско-литературного» оккультизма? Или против реальных магических соблазнов, льющихся на нас (в том числе и на детей) с телеэкрана, из книг, из компьютерных игр, из рекламы и т. п.? Но даже самая тупая реклама «белой магии» скроена не в пример тоньше, чем метода мерлинской академии. Человек, прочитавший «Детей против волшебников», будет столь же защищён от реальных искушений, как и подросток, знающий рукопашный бой по компьютерным игрушкам – от нападения уличных гопников.

А просто врать не надо. Даже борясь с «отцом лжи». Нет, не "даже" – тем более. Если всерьёз ставить себе целью предостеречь современных подростков от оккультной романтики – то надо не над «Гарри Поттером» изгаляться, а писать о реальных вещах. Есть же реальные тоталитарные секты, реальные «курсы эстрасенсорики», «академии эзотерического знания» и т. п. Тут уж дело авторского вкуса, избрать ли манеру реалистическую, фантастическую, сказочную – но речь должна идти о том, что действительно в жизни есть. Нужно предупреждать о реальных, а не о выдуманных искушениях, нужно показывать, насколько нелегка с ними борьба, насколько всё это неромантично и небезопасно. Но хуже всего – шапкозакидательство, коего в романе Зерваса более чем достаточно.

А ещё лучше не забывать, что главное в жизни христианина – это не «бесогония», а любовь ко Христу. Именно эта любовь делает человека невосприимчивым ко всяческим тёмным искушениям, как потусторонним, так и вполне земным. И если уж ты, автор, рискнул говорить на религиозные темы с далекими от Церкви людьми – наверное, лучше о Христе говорить, о Благой Вести – а не о бесовских кознях. Козни есть, кто б возражал. Но противостоять им будет лишь тот, кому дорог Христос, кто боится потерять Его.

Не случайно, кстати, наиболее сильные главы романа Зерваса – это когда говорит и действует Геронда. При всей излишней красивости и, пожалуй, лубочности – всё-таки чувствуется в них нечто настоящее. Потому что старец там не только о бесах и масонах толкует, но и о Боге, Который есть Любовь.

Увы, в целом книга не удалась – именно с православной точки зрения. Похоже, слишком уж старался автор выполнить «соцзаказ», оправдать возложенное доверие. А так нельзя писать. Каждый пишет, как он дышит, и дыхания своего не обманешь. Я, конечно, в сердцах человеческих читать не умею и о чём думал Зервас в процессе написания, не знаю. Но рискну предположить, что когда пишут кровью сердца, когда пишут жаром любви – получается не так. Совсем не так.

Ну и под конец… Думаю, ёжику понятно, что никакого греческого писателя Никоса Зерваса в природе не существует. Не надо даже в яндекс лазить и у специалистов по греческой литературе консультироваться (хотя я и лазил, и консультировался). Из текста всё очевидно: писал русский автор (или авторский коллектив). Слишком уж он наш, здешний.

А больше всего я хочу так никогда и не узнать, кто же скрылся под греческим псевдонимом. Вдруг – достойный человек? Ведь будет грустно и одиноко…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments