Category: религия

Насчёт врагов

Не совсем по теме Прощеного воскресенья, но где-то близко. Я недавно сообразил, что у меня ведь нет врагов! То есть евангельское «любите врагов ваших» — это для меня всё-таки некая абстракция. Поясню: речь о людях, которых я лично знаю и которые лично знают меня. Понятно, что для условного игиловца я враг, да и он мне как-то не особо нравится — но всё-таки это про другое, это не межличностные отношения, а политика, идеология, мировоззрение и, как сейчас принято выражаться, «вот всё такое».

Но среди моих ближних и дальних — врагов нет. К кому-то я отношусь лучше, к кому-то хуже, но и это «хуже» вовсе не означает ненависти, страха, презрения и всего того, что традиционно ассоциируется со словом «враг». То есть если отношения с кем-то у меня вообще есть, если хоть как-то с человеком общаюсь, то речь может идти только о величине симпатий, но величина эта в любом случае неотрицательная.

Так, видимо, было не всегда. Вглядываясь в своё прошлое, я могу вспомнить нескольких людей, которых действительно считал врагами. В общей сложности, наверное, человек пять... или четыре с половиной. Этих людей давно нет в моей жизни, я не знаю, где они, что с ними, и мне это как-то совсем не интересно. Могу ли я их простить? Смотря в каком смысле... Всё-таки простить — означает сделать отношения простыми, ясными, честными. Выпрямить кривую линию. Но как быть, если отношений нет вообще, по объективным причинам: разбросала нас жизнь? Я не испытываю сейчас по отношению к этим людям никакого негатива — что было, то прошло. Мне бы не хотелось, чтобы из-за меня у них на Страшном суде возникли проблемы. Я им там ничего не предъявлю. Но не маловато ли этого для подлинного прощения?

Что же касается всех остальных, с кем меня связывают или связывали личные отношения — а таких сотни, если не тысячи — то никого из них не могу назвать врагом, и думаю, никто из них не воспринимает меня как врага. Конечно, знать этого наверняка я не могу, как говорится, чужая душа потёмки, но я исхожу из презумпции доверия.

Вот я и думаю: почему так? Почему у кучи народа враги есть, а у меня нет? Ведь не потому же, что я такой хороший — я прекрасно понимаю, сколько у меня внутри всякой гнили. И это не «православное кокетство», я знаю, о чём говорю. Как рабочая гипотеза, дело в том, что я слишком слаб духовно, вот Господь меня и хранит от настоящих врагов, потому что знает: не смогу их простить, не смогу удержаться от ядовитых мыслей и желаний... а то и действий. Не настаиваю на этой гипотезе, просто она — первое, что приходит в голову.

И конечно, я не утверждаю, что раз у меня нет врагов, значит, всех-всех-всех я люблю горячей и могучей христианской любовью. Нет, разумеется. Между «некоторой симпатией» и «деятельной любовью» — расстояние как от Меркурия до Сатурна. И, естественно, я не утверждаю, будто не обижаю тех, с кем связывают меня какие-либо личные отношения. Обижаю, причём, как правило, сам этого не замечаю. А ведь чем ближе человек, тем больнее ему может быть от моей невнимательности, сухости, раздражительности, непонятливости, зацикленности на себе. И тут мне есть над чем работать — не только в том смысле, что просить прощения, если замечаю свой косяк, но прежде всего в том, как себя держать, чтобы никого не задеть непроизвольно. Что, наверное, в полной мере даже святым не под силу, но всё равно к этому надо хотя бы стремиться.
А что касается «врагов» в кавычках, врагов абстрактных, теоретических — то есть тех лично незнакомых мне людей, которые ненавидят меня просто в силу моей принадлежности к какой-то общности (страна, народ, национальность, вероисповедание, политические взгляды, художественные вкусы и тому подобное) — то я предпочитаю не тратить на них душевную энергию. Не отвечать ни ненавистью, ни имитацией любви. Пока эти люди для меня лишь буквы на экране или на бумаге — как я могу воспринимать их эмоционально? К такому вообще лучше относиться, как герой повести Стругацких «Хромая судьба», писатель Феликс Сорокин: «Я человек пожилой, мне волноваться вредно».

Вот какие-то такие разрозненные мысли в день Прощёного воскресенья.

Надежда Попова. Цикл "Конгрегация"

Из недавно прочитанного — шесть романов Надежды Поповой, цикл «Конгрегация». Обратил внимание на них я по наводке Сергея Лукьяненко, который сам читал только первый, «Ловец человеков». Начиная читать, не был уверен, что мне это понравится — а в итоге втянулся и теперь жду седьмой книги.

Если давать жанровые определения — это не фэнтези, а альтернативно-историческая фантастика с элементами мистики. Место действия — на первый взгляд, наш мир, Земля, Европа, конец XIV века. Действие происходит преимущественно в Германии, точнее сказать, на территории Священной Римской Империи германской нации. Основное отличие от нашего мира: там реально существует всякая нечисть — вампиры, оборотни. Активны и колдуны («малефики», как это называется по-латыни и как оно звучит в тексте), их магия и впрямь действенна. В силу этого ли обстоятельства, в силу ли других — но история этого географически тождественного нам мира пошла чуть иначе.

Collapse )

Не обнажай меча в таверне...




Фома



Не обнажай меча в таверне


«Православные активисты требуют вынести из Третьяковки картину Репина» — очередная буря в медийном пространстве. Или, иначе говоря, инфоповод для обстоятельного разговора. О чем же? Читать далее







Очередная колонка в "Фоме".

Некомфортный дар, или что такое совесть

Против православного миссионера могут возбудить уголовное дело

Я думаю, многие и в ЖЖ, и вне его знают Юрия Максимова - yurij_maximov - православного миссионера, ученого-религиоведа, писателя-фантаста.

Вчера стало известно, что в московской прокуратуре рассматривается вопрос о возбуждении против него уголовного дела по 282 статье - за, якобы, оскорбление мусульман, выразившееся в том, что на сайте "Православие-Ислам" он разместил статью священномученика Александра (Миропольского) "Мнимое благочестие Муххамеда".

Подробности - в журнале Юрия.

Прошу всех, кто понимает абсурдность и общественный вред этих обвинений, распространить информацию. Человека хотят осудить за то, что он верен своей вере. Если это получится, то рано или поздно (а скорее рано) "под боем" окажутся вообще все, у кого есть какие-либо убеждения. Ибо при желании под 282-ю статью можно подвести вообще абсолютно любые взгляды.